Пушкинский проект Павла Митюшёва

| критерии оценки | что не вошло | глоссарий |


А.С. Пушкин. Хрестоматия

Все стихи Пушкина, которые нужно знать

Составитель Павел Митюшёв



Это – полное собрание необходимых и достаточных стихов Пушкина, которые нужно знать. Разберём по порядку.

СОБРАНИЕ СТИХОВ. Речь идёт именно о стихах Пушкина. Пушкин – великий русский поэт, и мы рассматриваем его здесь именно в этом качестве. Публицистика, драматургия, исторические исследования, рассказы, романы (прозаические и рифмованные) – все эти жанры не входят в круг настоящего рассмотрения. Поэт – это автор стихов. "Евгений Онегин" произведение, безусловно, замечательное, но это никак не стихотворение.

КОТОРЫЕ НУЖНО ЗНАТЬ. "Знать" стихи означает – "знать их наизусть". Это принципиальный момент, остановимся на нём подробней.

Важно всегда помнить, что стихи – это не всё то, что зарифмовано. Мы говорим сейчас не о качестве того или иного текста, а о самой принадлежности его к категории "стихотворение". И рифма, и ритм – это в конце концов всего лишь средства. Цель которых – сделать то или иное высказывание легко запоминаемым.

Исторически, поэзия – род мнемотехники. Каждый, кто сочиняет стихотворение, в той или иной степени жертвует точностью смысла своего высказывания – в обмен на хорошую его запоминаемость. Этот компромисс у разных авторов происходит на разном уровне уступки, но он существует всегда. Для нас в данном факте важно сейчас то, что произведения, непригодные для лёгкого запоминания (или исходно не предназначающиеся для этого) – такие произведения стихами не являются, даже при наличии рифмы и ритма. Сами по себе они могут быть исключительных достоинств, но мы здесь предлагаем сборник конкретно стихов.

Наиболее распространённые причины, по которым рифмованный текст оказывается плохо запоминаемым, следующие. 1) Большое количество строк (с 50 строк и больше как правило всегда начинаются проблемы с запоминаемостью); 2) Избыточно длинные строки (ориентировочно – более 12 слогов; рифмы при этом оказываются слишком удалены друг от друга и уже плохо сцепляют куски текста); 3) Однотипные или неглубокие рифмы (например, глагольные: "горит" – "велит") – с ними трудно "вычислить" парное слово, поскольку существует слишком много похожих вариантов.

По совокупности приведённых выше причин, к стихам не могут быть отнесены все достаточно длинные произведения Пушкина, пусть и написанные в рифму. Среди них, безусловно, есть ряд замечательных, но для запоминания они исходно не приспособлены. Взять, например, такой шедевр, как "Осень" ("Октябрь уж наступил – уж роща отряхает…"). Ради эксперимента, прочитайте его три раза подряд, а затем попробуйте воспроизвести по памяти целиком.

НЕОБХОДИМЫЕ И ДОСТАТОЧНЫЕ стихи. В данном случае это следует понимать буквально. В Хрестоматию включены ВСЕ пушкинские шедевры. На удивление, у Пушкина набирается хороших стихов меньше, чем ожидаешь. Первое по настоящему сильное стихотворение он пишет в возрасте 19 лет, и за все оставшиеся 19 лет жизни из под его пера выходит в сумме 19 великих стихотворений.

То есть, по одному шедевру в год. Много это или мало – пусть каждый решает для себя сам. Мы же здесь лишь кратко обозначим критерии, использовавшиеся нами при составлении Хрестоматии.

Для начала, стихотворение должно было соответствовать некому заданному уровню целиком. У Пушкина имеется масса отдельных ярких строк, но единицей измерения для нас, как составителей, является "стихотворение". И если в нём, несмотря на отдельные блестящие фрагменты, половина текста откровенно провисает – такое стихотворение мы при всём желании не могли включить в число вневременных шедевров (то есть – рекомендовать к запоминанию целиком).

Далее. При оценке стихотворений всегда, где это было возможно, мы старались разделять между собой следующие параметры.
1) Уровень и качество постановки темы. Под "уровнем" понималась не пресловутая "важность темы" (что это вообще такое? "Любовь" – это "важная" тема или нет?), а точность и качество её конкретной формулировки. В этом смысле, просто "любовь" – тема не очень интересная (слишком широкая), а вот, например, "любовь, которая осознать себя не смеет" – более чем.
2) Успешность раскрытия темы. Если в первом пункте мы оценивали саму постановку задачи, то здесь речь идёт об успешности (или неуспешности) её решения.
3) Чисто эстетическая красота стихотворения (куда интегрально входит множество достаточно понятных параметров) и его запоминаемость. В идеале, стихотворение должно само "ложиться на память" даже вопреки желанию читателя.

Итого в Хрестоматию вошли 340 строк, которые в совокупности и представляют собой пушкинский поэтический гений во всей его полноте.

Мы отбирали стихотворения исключительно по качеству, а не по жанрам. При этом из 19 стихотворений в результате оказалось: гражданских – 3, детских – 1, философских – 1, тюремных – 1, любовных – 3, гастрономических – 1, экстремистских – 1, конформистских – 1, географических – 2, мессианских – 1, порнографических – 1, экологических – 1, сатанинских – 1, горних – 1. Такому набору любой поэт может только позавидовать.

Возможно это просто случайность, но нам в данном разнообразии видится возможное проявление некоего высшего закона природы. А именно, что любому гению отпущено за всю жизнь написать не более одного великого стихотворения (максимум двух-трёх) в одном жанре.

Если опубликованные ниже строки вы уже знаете – просто наслаждайтесь, если ещё не знаете – наслаждайтесь и учите. В любом случае – это абсолютно необходимая часть операционной системы любого человеческого мозга, функционирующего в ареале действия русской культуры.

Орфография приведена к современной, разбиение на строфы соответствует ныне принятой практике.

Павел Митюшёв

| свернуть |



- "Любви, надежды, тихой славы..." (К Чаадаеву), 1818
- "Мы добрых граждан позабавим...", 1819
- "Сижу за решеткой в темнице сырой..." (Узник), 1822
- "Свободы сеятель пустынный...", 1823
- "Хоть тяжело подчас в ней бремя..." (Телега жизни), 1823
- "Увы! напрасно деве гордой...", 1825
- "Духовной жаждою томим..." (Пророк), 1826
- "У Гальяни иль Кольони...", 1826
- "Во глубине сибирских руд...", 1827
- "Душа моя Павел...", 1827
- "Когда помилует нас бог...", 1829
- "На холмах Грузии лежит ночная мгла...", 1829
- "Мороз и солнце; день чудесный..." (Зимнее утро), 1829
- "Я вас любил: любовь еще, быть может...", 1829
- "Кавказ подо мною. Один в вышине..." (Кавказ), 1829
- "Мчатся тучи, вьются тучи..." (Бесы), 1830
- "Долго ль мне гулять на свете..." (Дорожные жалобы), 1830
- "Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит...", 1834
- "Я памятник себе воздвиг нерукотворный...", 1836



Кавказ


Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орел, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Отселе я вижу потоков рожденье
И первое грозных обвалов движенье.

Здесь тучи смиренно идут подо мной;
Сквозь них, низвергаясь, шумят водопады;
Под ними утесов нагие громады;
Там ниже мох тощий, кустарник сухой;
А там уже рощи, зеленые сени,
Где птицы щебечут, где скачут олени.

А там уж и люди гнездятся в горах,
И ползают овцы по злачным стремнинам,
И пастырь нисходит к веселым долинам,
Где мчится Арагва в тенистых брегах,
И нищий наездник таится в ущелье,
Где Терек играет в свирепом веселье;

Играет и воет, как зверь молодой,
Завидевший пищу из клетки железной;
И бьется о берег в вражде бесполезной
И лижет утесы голодной волной...
Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады:
Теснят его грозно немые громады.


1829


Вернуться к главному ядру программы


Просто картина. Но картина величественная. Общий её уровень определяется совокупностью отдельных удач. Отметим некоторые из них.

Классическая горная панорама такого типа стандартно разворачивается в следующей последовательности: вот вокруг дубравы и сады, а выше идут травы и цветы, а ещё выше цветы кончаются и идут одни чахлые травы средь диких камней, а ещё выше – одни только камни, над которыми – вечные снега, над которыми парит уже только один автор. Это – классическая схема. Здесь же движение камеры прямо противоположно: Пушкин стартует с высочайшей точки и чем дальше, тем всё ниже и ниже он опускается. Это непривычно, это – свежо, это – точно. Скажем более, это – пророчески точно.

В момент написания данного стихотворения, Пушкин, как поэт, находился на самой вершине своего таланта (или, кому так привычнее, гения). С этого момента, как потом оказалось, начнётся долгий и болезненный спуск. Взгляните на датировки стихотворений Хрестоматии. Ранее мы говорили, что всего Пушкин пишет в среднем по одному великому стихотворению в год. Но это – в среднем. А теперь посмотрите, сколько таких стихотворений было создано им в 29-м году, и сколько, скажем в 31-м? Чем дальше, тем стихов у Пушкина становится всё меньше даже чисто количественно. Но всё это, обращаем ваше внимание, станет известно лишь задним числом. Сейчас же, в 1829 году, Пушкин – абсолютный Бог поэзии, единый и неделимый. А теперь скажите, много ли вы знаете людей, которые с самой-самой вершины своей славы смогли предречь свой скорый закат и нашли в себе силы публично объявить об этом? То-то же. Пушкин определённо велик.

Другой интересный момент данной картины. Необычайная точность (возможно, случайная) чисто зрительной композиции. У любой фотографии есть композиционный центр, имеется он и здесь. Это – горизонтальная линия, отделяющая зону растительности от мира камней и снегов (ну, и поэтов и орлов, конечно). Эта линия в данном тексте проходит сразу за словами "утёсов нагие громады; там ниже…" – и дальше уже пошла флора. Теперь посмотрим внимательнее, где именно эта линия проходит в тексте. Сверху до неё – 9 строк, после неё до конца стихотворения – 14 с половиной строк. То есть эта "линия" делит текст в пропорции 9:14,5. А теперь посмотрим по справочнику "золотое сечение" Леонардо да Винчи. Это – иррациональное число, но с точностью до четвёртого знака оно выражается соотношением 9:14,56. Пушкинская точность получается просто запредельной. Мы, конечно, далеки от мысли, что поэт обо всём этом думал (как не "думает" о компоновке кадра любой хороший фотограф). Но это лишний раз говорит о безукоризненной точности его глаза.

Идём дальше. Точка композиционного деления стихотворения на две части оказывается ещё дополнительно акцентированной – по принципу "от обратного". А именно, во всём гладком и фонетически точно выверенном стихотворении имеется одна существенная шероховатость, зазубрина – и находится она почему-то именно в этой точке "золотого сечения". Мы говорим о словах "мох тощий". Предположение, что Пушкин мог не видеть, что ритм этой фразы плохо вписывается в ритм строки (здесь чётко имеется два ударения, а нужно чтобы было всего одно) – такое предположение мы считаем просто оскорбительным. И ладно бы не было вариантов. Но такой вариант лежит прямо на поверхности: "лишайник" – это слово идеально ложилось бы в строку, и, более того, точнее соответствовало бы альпийским реалиям. Значит, данная "зазубрина" именно в этом месте Пушкина устраивала. Прихоть мастера, добавляющая остроты блюду.

К удачным находкам следует отнести также и определённую "стереоскопичность" картины. Вас никогда не удивляло, что в стихотворении камера плавно и последовательно скользит по южному склону Большого кавказского хребта (от Крестового перевала вниз по долине Арагви) – и в конце этого движения вы почему-то оказываетесь на Северном Кавказе, в ущелье Терека? Неплохо так!

Этого всего ещё мало? Пожалуйста, идём дальше. Оставим на время слова, возьмёмся за смысл. В последней строфе Терек бьётся в тесных берегах – и всё втуне. Общая символика вроде бы понятна, а вот конкретная – не очень. "Воющий Терек" – это сам Пушкин со свободолюбивыми порывами его души, а мешающие ему "немые громады" – это… а кто, собственно? Чем больше думаешь, тем интереснее становится. Не чиновники же администрации, действительно! Во-первых, они отнюдь не "немые", а очень даже шум производящие, а во-вторых – какие же это "громады"? Так, мелкие прыщи, сидящие на портфелях.

А если не это, то что же тогда противостоит "поэзии"? Ответ Пушкина неожиданен: поэзии как таковой противостоит само Мироздание, законы Природы. Это уже серьёзно. Это вам не какой-то там Министр внутренних дел.

Ну и так далее. Сильная картина всегда порождает множество смыслов. А эта картина – очень сильная.


Перейти к другой странице пушкинской Хрестоматии


Кинуть ссылку в Twitter Добавить ссылку в свой Facebook Добавить ссылку в Живую Ленту Google Добавить ссылку в Vkontakte Добавить ссылку в Одноклассников Написать в свой ЖЖ




связь pushkin20.ru  © 2011-2021